El Amparo, Icod de los Vinos
 
Дорога в лесу шла резко вниз, но деревья скрывали месяц и звезды, так что я почти ничего не видел. Спать я не хотел, усталости не чувствовал, если не считать уставших от непривычки ног. Я подсвечивал дорогу "фонариком" зажигалки, но экономил энергию и большую часть времени шел в темноте. Во время путешествия по кратеру мне казалось, что прошла вечность, но на самом деле не было еще одиннадцати, когда я услышал звук какого-то мотора. Это был генератор, шумевший рядом с избушкой у "перекрестка". То, что я называю дорогой, на самом деле дорогой назвать трудно – камни и неровности, по которым временами проезжали машины, а перекресток – дороги, уходящие в разные стороны. По какой из них идти, я понять не мог, поэтому постучал в двери домика у дороги. В доме горел свет и работал телевизор. С "лесником" мне удалось через некоторое время выяснить, куда двигаться дальше. Вероятно, он думал, что у меня есть машина, а может быть к нему и раньше заходили туристы по ночам, чтобы спросить дорогу, но в любом случае, мы попрощались, как ни в чем не бывало, "лесник" пошел смотреть телевизор, а я двинулся к побережью. Из-за светящихся облаков где-то внизу я думал, что до берега рукой подать, но я шел еще часа два, прежде чем понял, что опять заблудился. Фонарик почти не светил, и на очередном "перекрестке" я выбрал не то направление. Я это понял потому, что дорога, на которую я свернул, шла уже некоторое время вверх. Возвращаться еще два часа на ночевку к "избушке" я не хотел и решил лечь спать в лесу. Пока я шел, мне не было холодно, но остановившись, я почувствовал, что сверху спускается холодный поток воздуха. Вокруг толстым слоем лежали сосновые иголки, из которых я сделал "постель" и лег спать. Странный это был лес: звенящая тишина и никакого движения, кроме мелькающих иногда в небе "падающих звезд", а высоко вверху между темными вершинами сосен яркие созвездия. Я смотрел на эти созвездия и пытался представить, какие фигуры животных или людей в них видели когда-то коренные жители острова – гуанчи. Я чувствовал себя счастливым и с этим заснул. Проснулся я от холода – в шортах мерзли ноги. Было еще темно, я придумал, как закрыть ноги и опять заснул, а проснулся уже на рассвете. Солнце еще не поднялось, но уже можно было рассмотреть все вокруг.
 
 
 
Ноги устали, я снял походную обувь и надел шлепанцы. Чтобы понять потом, что это было за место, я фотографировал указатели, а заодно и совсем еще маленькие сосны.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Через полчаса ходьбы я встретил сонных лесников в грузовичке, медленно поднимавшемся в гору. Мы сказали другу другу "ола", а потом машина остановилась. Я обернулся и посмотрел на водителя: он смотрел на мои ноги в шлепанцах и молчал. Мне стало смешно, я повернулся и пошел дальше, а машина постояла еще пару минут и тоже двинулась по дороге. В таком месте, в такое время в шлепанцах и с рюкзаком! А потом я просто шел, ел бутерброды и смотрел на лес и Тейде. По дороге мне встречались еще лесники и со всеми мы здоровались. Жизнь была прекрасна. Я иногда спохватывался и что-то фотографировал, но потом понимал, что это бесполезно и никакие фотографии не передадут мое настроение.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Тенерифе
 
Пару раз мне встречались пустые кемпинги.
 
 
В первом я помылся и привел себя в порядок.
 
 
А потом опять шел по лесу в облаках.
 
 
 
 
 
Пару раз в зарослях я видел старые одинокие могилы. Думаю, что это были могилы, и кто-то за ними ухаживал, хотя если судить по состоянию, посещали эти места не часто. Я не фотографирую могилы. А в одном месте я увидел заброшенную шахту. Узкая колея заканчивалась над обрывом, а вход в шахту был закрыт и завален внутри. Мне чем-то понравился вид этого места.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Солнце поднялось высоко, но океан все еще не было видно.
 
Тенерифе
 
Начались домики со злыми собаками. Собаки выскакивали и с лаем бежали ко мне, а я делал вид, что поднимаю камень с дороги.
 
 
Собаки были натренированы на такие движения и пускались наутек, но одна из них за мной увязалась и провожала, виляя хвостом, до небольшого селения.
 
Тенерифе
 
Здесь я зашел в первый попавшийся бар и заказал колу, а заодно спросил, где автобус. В баре были отец и сын за стойкой. Сначала они реагировали довольно сонно, но вдруг приосанились и даже пытались говорить на английском. Выглядело забавно, но дорогу показали правильно. Это я выяснил уже в магазинчике, где опять наткнулся на семейный бизнес. Сын был на кассе, но позвал маму – милую женщину, которая показала на моей карте, что я в El Amparo. Она предлагала мне помощь, она даже хотела, чтобы ее сын довез меня до автобусной остановки в Icod de los Vinos, но я отказался. Чем дальше от туризма, тем душевнее люди. Сколько их еще было, но обо всех просто невозможно написать. А потом я добрался до побережья и провел остаток дня, рассматривая Icod и отдыхая на пляже с настоящим черным песком. Небольшой симпатичный город, в котором я больше всего запомнил… бананы. Я не ходил по музеям, мне были интересны люди. Замечательные люди маленьких городов.
 
Бананы
 
 
 
Бананы
 
 
 
 
 
 
 
Оглавление

Пожалуйста, при использовании фотографий, текста и других материалов этого сайта указывайте источник  -  этот сайт и автора (Игорь Бондарев, www.bondareff.ru) со ссылкой на этот сайт
© Игорь Бондарев, 2005—2015